Приют должен быть временным пристанищем для животного.

Александра Мезинова: “Приют должен быть лишь временным пристанищем для животного”

13 февраля 2019 г. 18:00

По последним данным в Киеве живет 400 тысяч домашних и более 3 200 бездомных животных. Подсчет был сделан в 2017 году. Сколько животных родилось или погибло на улице за последний год - неизвестно. И это при том, что в Киеве действует Программа регулирования численности бездомных животных гуманными методами. О том, как домашние животные становятся бездомными, стоит ли бояться брать животное из приюта, как ему помочь справиться с пережитым стрессом, действительно ли в Киеве работает указанная программа и когда будет реальное наказание за жестокое обращение с животными в интервью KV рассказала основатель и руководитель приюта для бездомных животных “Сириус” Александра Мезинова.

KV: Сколько сегодня в “Сириусе” проживает животных, и как они к вам попадают?

Александра Мезинова: Все животные, которые к нам попадают, спасенные. Просто так попасть в наш приют невозможно. На данный момент в “Сириусе” проживает более 2 600 собак и котов, кролик, два козлика и лис.

Котов и собак к нам зачастую просто подбрасывают. Летом был вопиющий случай: из едущей машины к воротам “Сириуса” бросили три дорогие переноски с котами. Они открылись, разбились. Перепуганных животных до самой ночи наши работники снимали с деревьев. В одной из разбитых переносок осталась сидеть только кошка с котятами.

Часто животных привозят небезразличные люди. Мы стараемся никому не отказывать. Однозначно откликаемся, если видим, что человек реально не сможет помочь животному, или когда человек настолько безнравственен, что в любом случае поступит с животным ужасно.

Бывали случаи, когда дикие животные приходили к нам сами. Например, во время паводка к нам пришло семейство ежей.

KV: А лис как к вам попал?

А.М.: Сейчас появилась мода содержать дома диких животных. К сожалению, часто их берут люди, которые совершенно не понимают, как с ними обращаться. Они не понимают, что маленький лисенок - это, прежде всего, дикое животное со специфическим запахом, которое не адаптировано к проживанию в квартире. Лис может разорвать все, погрызть мебель, сделать норы из диванов, оборвать шторы, пометить все. В результате квартира будет похожа на клетку зоопарка. Когда хозяева осознают, что сделали ошибку, взяв в дом такого питомца, то пытаются его “максимально хорошо пристроить”. Например, в контактный зоопарк или в клетку при ресторане, где животное страшно доживает свой век. А некоторые просто выпускают в лес, обрекая на гибель, так как после жизни в квартире даже изначально дикий зверек уже не приспособлен к жизни на воле.

Нашего лисенка нашли волонтеры на лестничной клетке в жилом доме в Харькове. Мы не знаем, он сбежал или его просто выбросили. Когда мы предложили свою помощь, малыш находился в ветклинике. У нас долгое время жил лис Патрик. Им тоже поиграли и выбросили. Сейчас он живет в доме у одного из наших спонсоров. Мы надеялись, что малыш из Харькова сможет составить компанию Патрику. Но оказалось, что найденыш также самец. А два однополых лиса, как правило, не уживаются. Поэтом лисенок живет в “Сириусе”. Мы ему соорудили просторный вольер, где он оборудовал себе нору в соломе на чердаке его домика, и выходит или к знакомым людям, или под вечер поиграть. Играет игрушками как собака и очень любит нашу управляющую Ларису. Кушает говядину, курятину и Royal Canin.Мы его очень любим.

KV: Какие шансы пристроить таких необычных животных в семью?

А.М.: Мизерные. Часто у людей, даже если имеется возможность их содержать, нет знаний, как это делать правильно, чтобы не навредить животному.

KV: Почему не стоит пристраивать животных в контактные зоопарки?

А.М.: Я считаю, что животное должно содержаться в максимально естественной для него среде. Я против приютов для животных. Уверена, приют должен быть лишь временным пристанищем. И я категорически против контактных зоопарков, особенно при кафе, ресторанах, торговых центрах. В них зачастую нет возможности создать необходимые для животного условия, не учтены видовые особенности. Обычно, питомцы размещаются на очень маленькой территории и постоянно подвержены стрессу. Ведь не все из них готовы контактировать с людьми целыми днями, да и посетители бывают разными.

Конечно, хорошо, что дети имеют возможность общаться с животными. Но мы ведь не спросили у животного, хочет ли оно такого общения. Тем более, что в контактных зоопарках нет персонала, который бы “бил по рукам” каждого, кто ущипнет или потянет за ухо, и контролировал бы, чем кормят животных.

KV: В приютах таких визитеров разве нет?

А.М.: Да, в последнее время “Сириус” стал популярным. К нам начали ежедневно приезжать гости. Бывало до 60 человек одновременно. А правила соблюдают далеко не все. И проследить за каждым невозможно. Кто-то ткнул пальцем, кто-то, случайно выпустив животное из вольера, придавил его, кто-то разбросал куриные лапки, а собаки из-за них передрались. В результате травмы и дополнительный стресс.

Чтобы обезопасить животных и сделать процесс посещений более контролируемым, мы ввели режим дня. Теперь у нас в понедельник и среду санитарные дни. В остальные дни работаем с 11:00 до 16:00. Летом планируем продлить часы посещения.

KV: Неужели столько людей приезжает, чтобы обзавестись домашним любимцем?

А.М.: Нет, это гости. Некоторые привозят помощь, например, корма, и спасибо им за это большое. Кто-то приезжает просто провести время с животными. Это детские экскурсии или семьи, которые не могут по какой-то причине взять домой животное.

У нас была договоренность с волонтерами, которые на протяжении двух лет возили к нам детей из зоны АТО. Группы от 10 до 20 человек. Мы им рассказывали о наших животных и позволяли гулять с ними. Дети рассказывали об обстрелах, о том, как кто-то погиб... Многие малыши были очень закрытыми. Были даже такие, которые в начале экскурсии садились на бревно и говорили, что им не интересно. Но в конце концов начинали интересовался и оживать, потому что видели одухотворенные и радостные лица своих сверстников. А благодаря нашим собакам и котам превращались в обычных ребят и начинали улыбаться.

KV: Часто такие визиты заканчиваются тем, что животных забирают в дом?

А.М.: Нет, это не потенциальные хозяева. В пристройстве животных сегодня больше всего помогает распространение информации в СМИ и социальных сетях. Люди видят фотографии, краткое описание, звонят…

KV: Т.е. желающему взять животное из приюта достаточно просто этого захотеть?

А.М.: Нет. К выбору хозяина мы подходим очень серьезно и скрупулезно. Нас часто за это не любят. Мы не отдаем собак на цепь, на кормление хлебом и помоями, на проживание в съемных квартирах, на нежилых дачах, а также практически не отдаем в организации.

Мы ищем человека, для которого прежде всего животное - это друг хозяина, который имеет возможность кормить и полноценно содержать животное. Например, если идет речь о собаке, то это качественное питание, выгул минимум два раза в день, прививки, обучение, постоянное общение.

KV: С людьми, которые из “Сириуса” забирают животных, подписывается договор?

А.М.: Обязательно. Не бывает такого, что мы отдали питомца и забыли о нем. Даже в договоре указываем, если человек забирает животное, но по каким-то причинам не может у себя его держать, то обязуется вернуть его нам. Передача третьим лицам запрещена. Я должна знать о смене хозяина и предварительно поговорить с этим человеком.

Конечно, не всегда люди придерживаются требований договора. У нас был случай, когда животное, забранное из “Сириуса”, попало под машину и было усыплено по решению новых хозяев. Люди не захотели тратиться, хотя животное можно было спасти. Также они не сообщили нам. Хотя мы постоянно говорим, если случается какая-то ситуация, с которой вам сложно справиться, то обращайтесь к нам, мы в любом случае поможем - либо финансово, либо заберем обратно. Мы несем ответственность за всех, кого приютили или пристроили.

KV: Отдаете питомцев “Сириуса” за границу?

А.М.: В последнее время такие случаи участились. Мы очень активно работаем с Германией. Да было много негативной информации об устройстве за границу. Никто не застрахован от того, что попадется неблагонадежный человек. Все проконтролировать невозможно, но мы предпринимаем все возможные меры, чтобы потом быть спокойными за своего бывшего питомца.

KV: Какая процедура передачи животного, и как впоследствии отслеживается его судьба?

А.М.: Для передачи хозяевам, проживающим за границей, животное готовим долго. Обязательно делаются все документы, прививки и ставиться чип. Оплачивает это будущий хозяин.

Раньше животных мы передавали за границу в приюты, через которые шло пристройство в семьи. Но они очень закрыты. Нам приходилось долго ждать информации о питомце. Я их понимаю. За рубежом совершенно другое законодательство. Там не принято быть навязчивыми, часто контролировать условия проживания и состояние пристроенного животного. Но нам это не подходит.

Сейчас мы работаем только напрямую с волонтерами, которые находят хозяев. Они присылают нам видео дома, где будет проживать животное, и информацию о семье. Мы проводим собеседование с потенциальными хозяевами. Также получаем гарантию того, что волонтер сможет периодически бывать у этих людей или созваниваться, чтобы узнавать о судьбе животного и передавать нам видео и фотоотчеты.

Мы имеем информацию обо всех пристроенных нами животных, и у нас имеется электронная регистрация этих питомцев.

KV: Очень важно, чтобы животное пошло на контакт с новым хозяином. Но ведь потенциальные хозяева из-за границы не приезжают. Как же вы отдаете своих подопечных, не зная, примут ли они этих новых людей?

А.М.: Во время собеседования мы стараемся получить максимум информации о человеке, его характере, образе жизни и ожиданиях от животного. Подбираем именно того питомца, который максимально соответствует всем параметрам.

Ошибиться можно. Но за границей люди с большим пониманием относятся к животному, учитывают его особенности. И даже если оно в чем-то им не будет подходить, наймут кинологов, приспособятся, найдут подход. Пока по нашим животным не было ни одного возврата или сдачи в местный приют.

KV: Но украинцы часто возвращают взятых из приюта животных. Почему?

А.М.: Думаю, во-первых, из-за того, что люди не осознают реальность, а видят только то, что им хочется. Во-вторых, потому что не готовятся к приему в семью четверолапого друга. Многие считают, что животное не ребенок, поэтому уходу за ним и его воспитанию уделять внимание не стоит. Например, вышел фильм “101 далматинец”. Все повально начали брать в дом щенков этой породы совершенно не задумываясь, что это прелестное с виду животное может доставить огромное количество проблем, особенно если вы спокойный с реактивным образом жизни, не планирующий проводить время на кинологической площадке.

У нас недавно был случай возврата проблемного пса. Хозяину приходится уехать на работу заграницу, а родственники не могут справиться с собакой. Человек прожил с этим псом практически два года. Проблема в том, что на улице он ведет себя нормально, но дома в случае отсутствия хозяина все рвет, ломает. Сидеть с ним дома круглосуточно ни у кого нет возможности...

Человек прежде, чем взять в дом питомца, должен четко осознать, что каждое животное должно получать внимание соответственно его породным особенностям и характеру. Его нужно социализировать, учить, а это часто не делается. У нас к животному многие относятся как к вещи. За границей отношение другое. Там собака в обязательном порядке проходит курс обучения “Городская собака” вместе с хозяином. Она должна быть социальна и не должна ни на кого бросаться и лаять. Люди привыкли к тому, что если у тебя имеется собака, то ты за нее полностью отвечаешь. У нас такого нет. У нас нет культуры поведения и общения с животными. Мы не обязаны убирать за питомцами, не обязаны ходить на тренировки, учить собак элементарным вещам. У нас подобные вещи не закреплены на законодательном уровне.

KV: В “Сириусе” собаки проходят базовое обучение?

А.М.: Только некоторые на усмотрение волонтеров-кинологов и волонтеров, которые имеют многолетний опыт общения с животными. Благодаря им часть собак проходит социализацию и знакомится с базовыми командами. Также благодаря нашим волонтерам, гостям, которые гуляют и общаются с нашими подопечными, собаки “Сириуса” очень общительны и открыты для человека. Многие даже удивляются, как собака, получившая серьезную психологическую травму, все равно принимает человека.

Но не всех мы можем вывести из состояния стресса. У нас живут несколько собак, которых уже социализировать не удастся. Многие ветеринары и кинологи советуют таких усыплять. Но я считаю, что все имеют право на жизнь. Такие собаки живут в приюте одиночками. Да, они занимают вольеры, хорошо питаются и, к сожалению, у них не всегда можно убрать, так как они часто к себе не впускают. Но посредством убийства нельзя отдавать место кому-то другому.

KV: Как выводите из стресса и социализируете котов?

А.М.: У нас более 300 котов. Все они попали к нам с грустными историями. С котами работать гораздо сложнее. Их адаптация достигается только благодаря терпению и общению. Многим важно видеть доброе отношение, контактировать с людьми. Часто забираем стрессовых котов в операционную, так как там постоянное движение и много людей. Но с котами очень сложно - некоторые по многу лет никого не воспринимают. Да и у нас нет филинологов, которые действительно могли бы помочь.

Большинство животных по-настоящему раскрываются только дома. Мы очень многих вещей не знаем, пока наши подопечные находятся в приюте. Потому что тут много чужого, много людей, много давления. А как только животное приезжает домой, где любовь и тепло, оно становится совершенно другим. Я иногда не узнаю наших подопечных. Изменения как положительные, так и отрицательные. Были случаи, когда хозяева вроде бы хорошие, и с котом было все нормально, но дома он начинает бросаться, царапаться... Поэтому для наших котов стараемся подбирать хозяев, которые понимают особенности поведения котов и более лояльно к ним относятся, готовы ждать, адаптируя их любовью и лаской.

KV:  Часто соглашаются брать возрастных животных?

А.М.: Нечасто. Для нас всегда большой праздник, когда берут инвалида или возрастное животное. Таких больше забирают за границу, в Германию, Польшу, Италию. Это очень ответственное и сложное решение, так как человек должен четко осознавать, что скорее всего, он будет с новым питомцем недолго, ему придется пережить травму от ухода этого животного, а в некоторых случаях даже помочь ему уйти...

KV:  Бывает, что животные сами выбирают себе хозяев?

А.М.: Бывают. Часто люди приходят и показывают фотографию, говоря, что мы приехали только за этим животным. А когда мы показываем наших питомцев, то выбор останавливается на другом.

Недавно у нас хотели забрать молодого азиата люди, которые недавно похоронили свою возрастную собаку. Мы показали им молодых собак, но все равно подвели к возрастному алабаю. Когда они с ним начали общаться, то их мнение изменилось за несколько секунд. Я за ними наблюдала и ликовала. Они нашли друг друга, хотя я и понимаю, что это ненадолго...

Очень часто мы предлагаем собаку довести от вольера до выгульной площадки, предварительно надев ошейник и поводок. Например, к нам приезжали желающие забрать русскую гончую - сильное мощное животное с неиссякаемой энергией. Они действительно с честью прошли это испытание, при этом прочувствовали всю мощь и спортивность собаки, а еще и то, сколько в ее воспитание следует вложить труда. Это также дало им понимание, что они готовы взять на себя такую ответственность. А многие, когда приезжают и выводят собаку на поводке, понимают, что не готовы взять животное вообще.

KV: Как часто бывают отказы при встрече с приглянувшимся животным?

А.М.: Отказов от животного вообще около 5%. Отказа от конкретного животного около 40%. Фотография не дает полной картины. Даже видео мало.

Возвращают взятых у нас животных около 2% новых хозяев. Основная причина - аллергия на шерсть или неспособность корректировать поведение животного. Хотя у нас имеется несколько случаев, когда несмотря на аллергию животное не отдают.

KV: Имеются ли в “Сириусе” собаки и коты из зоны АТО?

А.М.: Да, но их сейчас немного. Не могу сказать, что все собаки отходят после пережитого и все с ними нормально. Но по крайней мере те десятки животных из зоны АТО, которые были у нас, сегодня прекрасно живут в семьях. Я ни разу не слышала от хозяев о неадекватности в их поведении.

Сейчас к нам приехали 9 собак из зоны АТО. Несмотря на то, что они вышли из под обстрелов, совершенно адекватные животные. Хотя тут следует учесть, что они жили в землянках вместе с людьми и помогали им.

KV: Вы пристраиваете стрессовых животных. Что вы рекомендуете людям, которые рискуют взять их в свой дом?

А.М.: Самое главное - терпение. Нужно разговаривать с питомцем, наблюдать за ним, идти на контакт не спеша, ждать, когда он сам сделает шаг к вам на встречу и раскроется. Это тот случай, когда нужно время и человеку, и животному, чтобы научиться доверять друг другу. Но риск присутствует всегда. Человек сам может ошибиться в себе и признать свое полное фиаско. Это тот случай, когда и для хозяина, и для животного важно, чтобы человек не опустил руки и не сдался.

KV: Сегодня много разговоров об обязательной стерилизации животных. Ветклиники, как правило, проводят полноценную операцию. Но ряд врачей предлагает сделать все дома методом прокола. Это безопасно для животного?

А.М.: Стерилизация методом прокола (лапораскопическим методом) очень часто используется на западе. Но данный метод подходит только для животных, которые прошли обследование. В ряде случаев, например, если у животного имеется воспалительный процесс, беременность и некоторые другие проблемы, этот метод категорически не подходит. К тому же нужна хорошая квалификация врача для подобных операций.

Вообще нужен профессионализм, чтобы проводить любые стерилизации, так как, к сожалению, часто за них берутся врачи, не имеющие понятия о хирургии. Например, в КП “Киевская городская больница ветеринарной медицины” много лет работал врач, который при операциях путал одни органы с другими. А ведь через этого человека проходило большое количество животных, что часто заканчивалось печально.

KV: Кто-то контролирует уровень квалификации ветврачей?

А.М.: Мы инициировали введение общественного контроля за КП “Коммунальная ветеринарная клиника для животных”. Этому КП выделяется вполне достаточно средств на решение вопроса с бездомными животными, но который год никаких результатов нет. Тянут на себе весь груз волонтеры и нищие частные приюты. Если это будет сделано, то тогда будет возможно контролировать, в том числе и уровень квалификации специалистов и условия пребывания животного в коммунальных клиниках.

Контроль должен начинаться сразу с отлова животного, доставки его в клинику, всех манипуляций с ним и конечно же максимальной дезинфекции помещений и машин. Руководство указанного столичного КП не так давно рапортовало о массовой стерилизации бездомных животных в столице. Названные цифры явно завышены и ничем не подтверждены. Более того никто не интересовался тем, что собак на стерилизацию часто возили в тех же машинах, что и собирали трупы животных по Киеву. А также тем, что из-за нарушений процедур по дезинфекции и игнорированию карантина в этих клиниках были вспышки инфекционных заболеваний.

По свидетельству работников КП и волонтеров, сразу же с отлова грязных, не отошедших от первого наркоза животных приходилось класть на операционный стол, где сразу начинали операцию, не выясняя в каком состоянии находится животное. Иногда даже без дезинфекции инструментов. От такого варварства много животных погибло. Часть была инфицирована чумой и выпущена на территорию своего прежнего обитания, заражая остальных животных. Тех, кто выжил, на улицах добивали догхантеры.

Волонтеры потратили уйму денег на спасение подопечных в частных клиниках. А столичное КП упрямо и нагло заявляло, что только благодаря их стерилизации уменьшилось количество бездомных животных. Эта ситуация требует кардинальных изменений, которые возможны только в результате продуктивного и тесного сотрудничества общественных активистов и власти Киева и Украины.

KV: Что нужно, чтобы за жестокое обращение с животными люди несли реальную ответственность?

А.М.: У нас имеются законы, но они не позволяют реально наказать человека за жестокое обращение с животными. Сегодня если правоохранители решили наказать живодера, то первым делом становится вопрос о регистрации животного и его принадлежности человеку, который с ним жестоко обращается. Потом вопрос конфискации и передержки. Это все ничем не регламентировано и не прописано ни в одном нормативном акте.

Недавно вышел закон об ужесточении мер наказания за жестокое обращение с животными. Там предусмотрено, что жестокое обращение с животным может наказываться до 8 лет лишения свободы.

Комплексный законопроект, в котором был прописан механизм и целостный подход к урегулированию отношений между людьми и животными, поддержки в зале Верховной Рады не нашел. Сейчас готовятся новые проекты.

Я рада, что Нацполиция и самое высокое начальство Киева пошли нам навстречу в вопросах наведения порядка в отношении с домашними и бездомными животными. Надеюсь, что запал этот не пройдет. Сейчас КП “Коммунальная ветеринарная клиника для животных” и общественность Киева готовят новые правила содержания домашних животных и ответственности их хозяев. А полиция готова подключиться к разработке методических рекомендаций в урегулировании непростой ситуации с животными в столице. Хотелось бы впоследствии этот опыт распространить по всей Украине.

Справка KV: Приют для бездомных животных Благотворительного фонда “Сириус” был создан в 2000 году в селе Ясногородка (Вышгородский район). Впоследствии он переехал в село Федоровка (Вышгородский район), где в 2014 году получил землю и помещения в собственность.

С первых дней приют живет на средства учредителей фонда и неравнодушных к проблемам животных людей. Несколько лет назад подключились и власти Киева, оказывая небольшую финансовую помощь. В 2019 году мэр Киева Виталий Кличко пообещал оказать существенную поддержку частным приютам для животных.

Фонд “Сириус” бесплатно вакцинирует, стерилизует, лечит бездомных животных Киева и Киевской области, помогает в содержании домашних любимцев малообеспеченным семьям и пенсионерам. Также по минимальным ценам стерилизует домашних животных, понимая важность этой процедуры.

Благотворительный фонд “Сириус” постоянно участвует в пропаганде гуманного и ответственного отношения к животным, проводит лекции в школах, участвует в разработке законодательных актов различного уровня в отношении защиты животных, активно занимается поиском постоянного дома для попавших в приют животных. За годы существования приюта с его помощью хозяев нашли более 4 500 животных.

Фото: KV

KиевVласть

Беседовали Настя Недашковская и Саша Кабачок